Общество. 24 января 2016, 12:20

Муниципальные леса тают, а жители ЕАО не стесняются покупать дрова у черных лесорубов

Криминальному промыслу способствует, что браконьеры предлагают топливо дешевле, чем легальные заготовители

24 января 2016, EAOMedia. Лесное браконьерство становится массовым явлением в ЕАО. Этому способствуют сами граждане, покупая у черных лесорубов дрова на 700 — 800 рублей дешевле, чем предлагают легальные заготовительные организации. Ситуацию усугубляет потеря лесами автономии былого статуса федеральной собственности. Вместе с "хозяином" угодья древостоя потеряли и охрану, а значит, избежать наказания за незаконную добычу древесины "порубщикам" стало легче, сообщает ИА ЕАОMedia со ссылкой на статью Виктора Горелова в газете "Биробиджанская звезда".

"С наступлением зимы незаконные рубки леса жителями муниципальных районов автономии становятся настоящим экологическим бедствием.

В конце прошлого года биробиджанские полицейские пресекли незаконную рубку деревьев вблизи села Найфельд. По информации из отдела полиции, один из фермеров Биробиджанского района сообщил, что вблизи его полей, расположенных у села Найфельд, кто-то совершил порубку деревьев.

В ходе оперативно-розыскных мероприятий полицейские задержали 24-летнего местного жителя, который незаконно спилил 22 дерева различных пород — березы, дуба, осины.

Подозреваемый признался, что совершил незаконную рубку древесины и заготавливал ее на продажу. По данному факту проводится проверка.

Стоит обратить внимание на слова порубщика о том, что он спилил деревья на дрова. Такой промысел приносит "черным" лесорубам неплохие доходы. Так, за каждый кубометр дровяника можно выручить как минимум 1,5 тысячи рублей. Это примерно на 700-800 рублей дешевле, чем предлагают дрова легальные заготовительные организации, которые торгуют дровяником, полученным в ходе санитарных рубок и рубок ухода на территории гослесфонда ЕАО. Понятно, что "вольные" лесозаготовители здесь вне конкуренции. Кстати, этот незаконный промысел приобрел широкий размах. В местных СМИ, а также в социальных сетях всегда можно найти объявление краткого содержания: "Продам дрова" и номер сотового телефона продавца.

— Уже несколько лет я пользуюсь услугами таких торговцев дровами, — доверительно поделился один из жителей областного центра, проживающий в частном доме. — Сразу оговорюсь: я не интересуюсь, откуда дрова. Цена их меня устраивает: 1,5 тысячи за кубометр... Возможно, дрова добыты незаконно: чурки подвозят к дому с наступлением темноты.

Примерно по такой же схеме и цене доставляют дрова жителям Облучья, села Ленинское, поселка Теплоозерск. Об этом свидетельствует опрос некоторых жителей этих поселений. Можно предположить, что криминальный промысел у нас процветает, а факты задержания "порубщиков", как это произошло в Биробиджанском районе, единичны.

Найфельдский "лесоруб" может вообще избежать наказания за незаконную добычу древесины, утверждают в областном управлении лесами. Случись подобное на территории государственного лесного фонда, браконьер был бы, безусловно, наказан. Другое дело — в лесах за пределами этого фонда, которые считаются муниципальной собственностью. Однако таковой они фактически не являются, поскольку до сих пор не размежеваны и не имеют юридического статуса, а значит, никому и не принадлежат. Процедура размежевания требует немалых финансовых средств, а их у муниципалов нет. Так что заявить претензию на ущерб лесу просто некому.

А поскольку у муниципальных лесов нет ни хозяина, ни охраны, то лесное браконьерство у нас — массовое явление. Одни добывают печное топливо для собственных нужд, орудуя пилами главным образом ночами, другие делают на этом бизнес, продавая древесину всем желающим по более доступным ценам. Раньше, когда все леса автономии имели статус федеральной собственности и охранялись от пожаров и порубок лесной службой, а позже — специалистами Росприроднадзора, нелегальные заготовители дров уходили хотя бы в более отдаленные урочища. Сейчас в большинстве случаев "заготовители" даже не пытаются этого делать. Примеры безнаказанности за незаконные рубки древесины могут назвать в большинстве сельских поселений того же Биробиджанского или Смидовичского районов. Здоровые леса вокруг практически изведены, и следы порубок видны сразу от крайних домов. В качестве такого примера можно назвать, скажем, село Белгородское в Смидовичском районе или Русскую Поляну — в Биробиджанском. Муниципальные леса тают на глазах. Если все останется по-прежнему, то скоро от них мало что останется...

Такая ситуация изведения муниципальных лесов будет продолжаться до тех пор, пока они не обретут конкретных хозяев. Однако у потенциальных хозяев этих лесов одна отговорка: на размежевания у них нет денег. А на самом деле это просто нежелание обременять себя новыми заботами о сохранении хотя бы остатков некогда богатого древостоя, который окружал эти поселения", – говорится в статье.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Ущерб от незаконной деятельности "черных лесорубов" в ЕАО превысил 2,93 млн рублей

Черные лесорубы уничтожают полезащитные насаждения в Ленинском районе ЕАО

Вырубкой леса в пригороде Биробиджана обеспокоен народный корреспондент ИА ЕАОMedia

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia