Бизнес. 27 февраля 2016, 09:00
Честно о кризисе

Сенатор от ЕАО: Бездумное повышение налогов на игорный бизнес приведет их к обнулению

По мнению Ростислава Гольдштейна, поддерживая легальный бизнес, следует лишить доходов подпольные казино

27 февраля 2016, EAOMedia. Представитель ЕАО в Совете Федерации Ростислав Гольдштейн, комментируя сообщения в СМИ о существенном (в 10 раз) повышении налогов на игорный бизнес, заявил, что этот шаг может привести к тому, что доходы от этой сферы могут упасть до нуля. По мнению сенатора, серьезная угроза налоговых потерь идет от деятельности подпольных казино и незаконных букмекерских контор, сообщает ИА ЕАОMedia со ссылкой на пресс-службу сенатора.

В СМИ появилась информация о том, что в российском Минфине готовят законопроект о существенном повышении (в 10 раз) налогов на игорный бизнес. Также предполагается, что с букмекерских контор будут собирать до 10% отчислений от онлайн-выручки. В настоящее время в России действует четыре легальных казино — в Калининградской области, в Алтайском и в Краснодарском краях и в пригороде Владивостока. Эта информация вызвала тревогу у представителей легального игорного бизнеса в ДФО, которые опасаются, что такое повышение налогов сделает дальнейшее существование этого бизнеса невозможным.

Ростислав Гольдштейн

Ростислав Гольдштейн. Фото: Из архива ЕАОMedia

Член Совета Федерации Ростислав Гольдштейн отметил, что пока еще не известны точные параметры законопроекта, о документе сообщала газета "Коммерсант", ссылаясь на "источники в Минфине". Вместе с тем, сенатор согласился с тем, что повышение налогов на игорный бизнес в 10 раз вряд ли поможет решить проблемы наполнения бюджета.

"Это как в старом анекдоте про производительность труда в сельском хозяйстве: вечером картошку посадим — а утром уже выкапываем. — Почему? Так быстро растет? — Нет, просто очень кушать хочется!

Сегодня во всей России работают четыре легальных игровых зоны, скоро к ним добавятся еще две, — напомнил сенатор. — Я в принципе понимаю озабоченность тех, кто вложился в развитие этого разрешенного по закону бизнеса. Они совершенно правы в том, что инвестиции в этот бизнес поначалу не окупаются, рассчитаны на долгий срок. Сначала нужны очень масштабные вложения в оборудование, в инфраструктуру и т.д. — и "отобьется" это все через много лет. Соответственно, все бизнес-планы рассчитывались, исходя из действующих налоговых ставок, и внезапное их повышение в 10 раз как минимум отсрочит окупаемость бизнеса на много лет, а скорее — попросту вынудит инвесторов отказаться от вложений".

"На государственном уровне было принято сбалансированное решение об упорядочении игорного бизнеса. Об упорядочении, а не о запрещении, — подчеркивает Гольдштейн. – Может, надо было как в СССР его запретить вообще? И теневые миллионы разыгрываются в преферанс на кухнях и в биллиард в окраинных ресторанчиках? Потому что если его не запрещать, тогда чрезмерное повышение налогов вообще непонятно. Общий объем налоговых поступлений от четырех казино слишком мал, если он увеличится в 10 раз то тут же и упадет, потому что проекты закроются, а в 10 раз больше нуля — это нуль.

Другое дело — это контроль за другими формами азартных игр, которые благополучно процветают по всей России в рамках "букмекерских клубов" и иных форматов онлайн-казино. Туда, кстати, "переехали" те бытовые игроманы, которые раньше просаживали свои квартиры и здоровье у мелких игровых автоматов. Поэтому начинать надо со строгого аудита этой "серой зоны" игрового бизнеса. Действительно — и это в обсуждаемом законопроекте, во всяком случае, в изложении СМИ — выглядит целесообразным облагать сборами выручку от ставок в онлайн-казино. Возможно, принуждать букмекерские клубы к перерегистрации своих онлайновых площадок на территории России, а при необходимости блокировать доступ к соответствующим интернет-ресурсам, как сейчас это делается в отношении сайтов, распространяющих запрещенный контент. Вот эти действия могли бы решить две реальные задачи: повысить наполнение бюджета и ограничить возможности втягивания людей в игровую зависимость".

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia