Общество. 17 июля 2016, 15:00
Павел Толстогузов - о грамотности и современности. Фото: ИА ЕАОMedia
Я ТАК ДУМАЮ

Россия проиграла борьбу за грамотность – профессор Павел Толстогузов

Педагог и общественник считает, что исправить мало- и полуграмотность труднее, чем классическую крестьянскую неграмотность прошлых веков

17 июля 2016, EAOMedia. Член Общественной палаты ЕАО, профессор Приамурского государственного университета им. Шолом-Алейхема Павел Толстогузов в очередном выпуске рубрики "Я так думаю" на портале ИА ЕАОMedia рассуждает о перспективах противостояния наступлению на грамотность россиян. По его мнению, перед обществом стоит весьма серьезная задача – выстроить систему ценностей, в которой грамотность и ответственность решений станет высшим критерием прежде всего своей собственной работы. Сложившуюся ситуацию ученый и общественный деятель не считает фатальной, но отмечает, что идет "ползучая повсеместная ликвидация грамотности".

Ликвидация грамотности (памяти Ивана Дашкевича)

Иван Дашкевич

Иван Дашкевич. Фото: Из архива Павла Толстогузова

Павел  Толстогузов
Павел Толстогузов

профессор ПГУ им. Шолом-Алейхема, публицист

Автор фото: из личного архива

Оглядываюсь вокруг и вижу, что мы проиграли борьбу за грамотность. Это не фатально, к этой борьбе нам еще придется вернуться, если сильно захотим жить по-людски, но сейчас, в историческом сегодня, эта борьба Россией проиграна.

"Лев Толстой написал Сергея Есенина" — я не придумал это специально для статьи. Это фраза современного выпускника школы. За три десятилетия преподавательской работы разное слышал и читал, но эти слова меня поразили. Дело даже не в том, что он не читал ни одного, ни другого, а в том, что он составляет фразу по принципу "до кучи". Не думает над тем, что произносит. Мысль и речь в его бедном сознании существуют в разных измерениях, и это катастрофа. И он совсем не исключение. Из таких небольших катастроф в конечном счете слагается общее тягостное неблагополучие всей страны. Это, скажем так, "отливается в граните".

Сто лет назад наши деды и прадеды сели за парты, чтобы освоить азы грамоты. Ликбез 1920-х годов сделал возможными большую индустрию, победу в жестокой войне, полеты в космос, прекрасную актерскую школу и многое другое. Элементарная грамотность стала необходимым подножием грамотности профессиональной. Казалось, от нее только шаг к другим, более высоким видам грамотности: политической грамотности, грамотности человеческих отношений. Этого не произошло. Более того, и первые две ступени стали выглядеть отвратительно, они трескаются и осыпаются на глазах: все меньше вокруг нас грамотных специалистов и просто грамотных людей. Совершается ползучая повсеместная ликвидация грамотности.

Все отношения в стране — от городского благоустройства до общения в очередях — характеризуются малограмотностью, недограмотностью, полуграмотностью (которая, как известно, в некоторых случаях хуже безграмотности). Неграмотность из школьной тетради перешла в слова и дела политиков и предпринимателей, инженеров и врачей, продавцов и водителей такси. Из-за этого не взлетают и падают ракеты. (Президент недавно устроил показательную административную грозу по случаю отложенного ракетного старта, но вряд ли это грамотно: начинать надо с системы образования. И даже это сейчас вряд ли поможет: на всякую грозу система откликнется правильными анонсами и "грамотными" отчетами, а процессы останутся теми же: кто-нибудь будет постоянно недокручивать гайку или контргайку.)

Разумеется, дело не дойдет до уровня полной неграмотности. Какие-то навыки, необходимые, чтобы поставить "лайк" в сетях или закорючку в квитанции, сохранятся. Но это будет грамотность, которую прежний русский язык называл "галантерейной" грамотностью лакеев. Она постоянно будет попадать впросак, но при этом делать вид, что все в порядке.

Что делать? Вопрос грамотности — вопрос выживания. Ликвидировать малограмотность и полуграмотность будет значительно труднее, чем классическую крестьянскую неграмотность прошлых веков. Почему? Да потому что лукавое сознание, воспитанное на манипуляциях с грамотностью, будет гораздо труднее развернуть в сторону честной работы. Это уже вопрос испорченных ценностей, а не просвещения. Начать решать этот вопрос сможет только та политика, которая сделает грамотность и ответственность решений высшим критерием прежде всего своей собственной работы.

А то ведь как получается. Хотят, например, к выборам избирателю добро сделать и в городе с проблемными дорогами исключительно качественно (по местным представлениям) меняют покрытие одной улицы. Думают, люди спасибо скажут. А люди вместо спасибо задают вопросы: почему заменили еще крепкие бордюры на новые (т.е. выполнили работу ради работы) и, главное, почему эта единственная улица именно та, на которой стоит дом правительства. Вопросы, с административной точки зрения, понятное дело, глупые, но грамотность политика в том и заключается, чтобы на любые вопросы населения давать вполне внятные ответы. И на улице этой не только правительство проживает, а и многое другое есть. У нас же промямлили что-то про технические условия, тем и ограничились. Полагать, что в России вопрос дорог есть вопрос технический — это дисквалификация. Но ведь полагают.

Недавно, этой весной, ушел из жизни мой добрый приятель Иван Семенович Дашкевич.

Он работал на кафедре психологии, профессионально интересовался генетикой, любил и хорошо знал огородное дело. Русская филология не входила в сферу его интересов, а вот грамотность была его фетишем. Помню, как с какой-то странной для взрослого человека неловкостью он говорил: у меня в школе с грамотностью было не очень… Это его "не очень" — твердая четверка в диктанте любой сложности. Текст своей жизни он тоже написал без лишних помарок. О той многообразной туфте, которая подменяет у нас деятельность, он выражался коротко: "Знаешь, а пошли они в ж***. Жизнь-то у меня одна". Он всегда не спеша обдумывал обращенный к нему вопрос: ему не была присуща дилетантская безоговорочная уверенность в своей правоте — наиболее распространенный вид безграмотности в России. Память о таких людях призывает к той дисциплине, что сродни нравственной чистоплотности: нельзя спустя рукава делать дело, которое тебя кормит, нельзя имитировать работу. 

…Обидно то, что когда придут грамотные политики и управленцы (а они рано или поздно придут), таких людей, как Иван Дашкевич, останется совсем немного. И придется начинать ликвидацию новой безграмотности если не с нуля, то с какой-нибудь очень малой дроби.

ССЫЛКА ПО ТЕМЕ:

Дурдом" в России: профессор из ЕАО о понятии и истории явления в рубрике "Я так думаю"

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia