Общество. 1 сентября 2016, 09:00
"Похоронные" перспективы нарисовали российскому высшему образованию ученые из ЕАО. Фото: Бородина Мария, РИА PrimaMedia
Я ТАК ДУМАЮ

"Похоронные" перспективы нарисовали российскому высшему образованию ученые из Биробиджана

Доктора наук Виктор Никитенко и Павел Толстогузов – о планах правительства почти вдвое уменьшить число бюджетных мест в вузах

1 сентября 2016, EAOMedia. Биробиджанские ученые прокомментировали известие о том, что правительство России намерено почти вдвое сократить количество бюджетных мест в вузах, урезать стипендии, уволить часть научных сотрудников и в целом уменьшить расходы на образование. Доктор педагогических наук, заведующий лабораторией ИКАРП ДВО РАН Виктор Никитенко назвал такие планы вредными и антигуманными для общества и государства. Говоря о последствиях подобных "оптимизаций", профессор вспомнил известное изречение Бисмарка: "Тот, кто экономит на школах, будет строить тюрьмы". Мрачный прогноз прозвучал и от доктора филологических наук, профессора ПГУ им. Шолом-Алейхема Павла Толстогузова. По его мнению, при сохранении нынешних тенденций высшему образованию уготована незавидная судьба — постепенная деградация с перспективой вечного покоя, сообщает корр. ИА ЕАОMedia.

По информации "Газеты.Ru", правительство может сократить 40% бюджетных мест в вузах в 2017 году от установленного на этот год уровня. Минобрнауки не хватает денег, чтобы оплатить прием студентов на первый курс. Нехватка средств в бюджете приведет и к сокращению стипендий студентов. Кроме того, в результате бюджетной оптимизации без работы к 2019 году останутся 10,3 тысячи научных сотрудников вузов, РАН и Курчатовского института. Позиция Минобрнауки сформулирована в ответ на сокращение Минфином бюджетных ассигнований по госпрограммам "Развитие образования" и "Развитие науки и технологий" и обсуждалась на бюджетном совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева.

Известно, что в 2017 году секвестр образовательной программы составит 23,4% от ее паспорта. Он продолжится в 2018 году: расходы сократятся на 28,5% и на 35,2% — в 2019-ом. Доля расходов на образование в общем объеме бюджетных расходов упадет с 2,75% в 2015 году до 2,45% в 2019-м. На совещании было объявлено и о необходимости масштабных увольнений среди ученых. Также будут сокращены научные исследования, мероприятия по развитию научно-технической базы. Пострадают студенты, их преподаватели и ученые. На аспирантские стипендии выделено в два раза меньше требуемого уровня. При этом премьер-министр подчеркнул, что "нельзя допустить, чтобы такая оптимизация негативно сказалась на социально значимых программах, на тех позитивных изменениях, которые произошли в этой сфере за последние годы".

Виктор Никитенко
Виктор Никитенко

заведующий лабораторией региональных социально-гуманитарных исследований ИКАРП ДВО РАН

Автор фото: сайт УМВД России по ЕАО

"Тот, кто экономит на школах, будет строить тюрьмы"

/Отто фон Бисмарк/

Намерения правительства, если таковые в действительности имеются, уменьшить в 2017 году количество бюджетных мест в вузах вновь вызывают ассоциацию с изречением первого канцлера Германии Отто фон Бисмарка об обратно пропорциональном соотношении школ и тюрем. Однако на фоне тотальных поисков возможностей для сокращения бюджетных расходов и ущербного понимания некоторой частью чиновничьей братии миссии образования и науки в судьбах России такие намерения уже не удивляют.

Сокращение расходов на образование и науку – явно мера непопулярная, для общества и государства вредная, антигуманная. Антигуманная потому, что ограничивает возможности значительной части людей для получения высшего образования, стремление к которому за годы происходящих в стране катаклизмов не поубавилось, а наоборот возросло. Вредная потому, что малообразованный народ меньше, чем высокообразованный, способен к продуктивному труду и противостоянию различным угрозам.

В таких намерениях явно просматривается стремление переложить требуемые для образования расходы на плечи самих студентов, их родителей или возможных спонсоров. Превращение образования в условиях рыночной экономики в "сферу услуг", вместо того, чтобы содействовать интеллектуальному и духовному развитию Человека, к чему призывал еще в середине XIX выдающийся русский хирург и педагог Н.И.Пирогов в знаменитой на весь мир статье "Вопросы жизни", создало предпосылки для расширения возможностей для взимания платы за эти услуги. До сих пор эта плата за многих людей осуществлялась из бюджетных средств разных уровней, то есть из налогов граждан и юридических лиц. Выпускники вузов эти затраты компенсировали своей работой по месту государственного распределения.

Сегодня подготовленные за счет бюджетных средств выпускники получили право самоопределения на работу, и многие частные фирмы не преминули этим воспользоваться – с удовольствием принимают на работу специалистов, не неся никаких затрат на их подготовку. Может быть, в этом и кроится возможность для преодоления дефицита бюджетных средств на образование?

Павел  Толстогузов
Павел Толстогузов

профессор ПГУ им. Шолом-Алейхема, публицист

Автор фото: из личного архива

Материал Газеты.Ru не содержит принципиальной новизны. 40 процентов сокращения чего-то там? Могло быть 50 или 60. Не принципиально. Уже давно понятно, что в образовании и в науке, как и в других социальных сферах, нынешнее российское государство будет постоянно стремиться к одной простой цели: снять с себя финансовую ответственность и сохранить бюрократический контроль (во многом бессмысленный). Безыскусная управленческая игра в оптимизм ("денег нет, но вы держитесь"), всемогущий секвестр и неуклонное вымывание признаков социального государства уже давно стали той реальностью, о которой задумчивый чукча из анекдота говорил: однако тенденция.

Что касается высшего образования, то его судьба при такой "однако тенденции" вполне ясна: постепенная деградация с перспективой вечного покоя. Бюджетные места постоянно сокращались и в тучные годы, так что дело не в экономике. И уж конечно дело не в переизбытке каких-то там специалистов или в недостатке специалистов рабочих профессий — это все благовидные предлоги, ведь бюджетные места не перераспределяются, а просто сокращаются. Количество вузов и бюджетных мест сокращается каждый год, но что-то ничего не слышно о признаках процветания начального и среднего профобразования. Некоторое время технарям в логике мнимого регулирования сферы занятости демонстративно выделяли чуть больше мест, чем остальным, но теперь, полагаю, и этого не будет. Просто сейчас для обвального сокращения бюджетного набора есть очередной благовидный предлог: у государства нет денег, спасайся кто может.

К слову: по доле платного высшего образования мы уже давно вошли в число мировых лидеров, а по заработкам как были среди аутсайдеров, так там и остались. На эту ситуацию не влияют ни дорогая/дешевая нефть, ни инвестиции/санкции. Вот такая загогулина, говоря словами первого президента России.

О процентах. 30 сотых процента разницы между расходами 2015 и 2019 годов кажутся небольшой величиной, но для двух с половиной процентов образовательной бюджетной статьи это очень много; кроме того, в оставшихся после сокращения процентах обязательно изменится соотношение материальной и "человеческой" составляющей — наверняка не в пользу последней. Не случайно ведь речь идет о значительных сокращениях. А декларируемое повышение средней зарплаты преподавателя в реальности системно оборачивается уменьшением штата и запредельной нагрузкой (которая выражается не только в часах, как обычно думают, но и в количестве "нагрузочных" дисциплин на одного преподавателя; когда ты вынужден вести, а иначе по современной экономике малого вуза не получается, до 25 дисциплин в год, то высшее образование неизбежно будет "так называемым"). Не знаю, как дело обстоит в системе РАН, а у нас "лишних людей" давно нету.

Образование и реальная наука (не та, конечно, "наукометрия", показателями которой нас заставляют отчитываться) не нужны государству, которое не имеет разделяемой большинством граждан цели своего существования (ну не считать же такой целью обогащение 0,3% населения; живем вместе по исторической привычке), опирается на остаток советского геополитического авторитета (а он стремительно сокращается, как бальзаковская шагрень) и рассчитывает лишь на сырьевую ренту. В частности, по моим, работника высшей школы, долговременным наблюдениям настоящим качеством высшего образования государство совсем не озабочено. Следовательно, ему не нужно само это образование. (Ну разве что как повод отметиться в международных рейтингах, которые под кого угодно подстроятся, лишь бы платили.) Следовательно, все прочие объяснения являются обычным лукавством, а т.н. "реформы" — способом наводить тень на ясный день.

Иногда этот вывод пытаются оспорить в логике #Далеконевсетакплохо, указывая на такие резонансные инициативы правительства, как кампус ДВФУ на острове Русский. Но внушительные кампусы решают проблему образования ровно так же, как олимпийские комплексы решают проблему массового спорта. Т.е. не решают вовсе.

Еще одна тема. Может быть, ключевая. Давно известно, что нормально работающее многопрофильное и многоуровневое образование является одним из мощнейших инструментов социальной рекреации. Нетравматическая социализация, трансляция сбалансированных жизненных смыслов, создание благоприятных начальных условий для работы карьерных лифтов и т.п. И очень хорошо известно, что Россия занимает одно из первых мест по молодежным суицидам. Ну давайте теперь чуть меньше, чем полностью, отсечем от образования молодежь из неплатежеспособных семей и добьемся уверенного первого места. К этому дело идет.

При этом риторика социальной озабоченности, как видно из слов премьер-министра, сказанных им на совещании по поводу образовательного секвестра, остается по-прежнему на высоте. Что-что, а отливать в граните различные "оптимизации" и "позитивные изменения" наши управленцы научились. Иногда думается: ты уж лучше выматерись, что ли, только не вешай нам лапшу на уши. Но без лапши, оказывается, нельзя, исчезает основная управленческая компетенция…

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Болонская система позволяет утекать мозгам за рубеж – зампред гордумы Биробиджана

Педработники ЕАО не увидели "плюсов" в новом содержании образования – Виктор Никитенко

Профессор из ЕАО: Реформа образования в России – плохой бюрократический спектакль

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia