Политика. 11 июля, 11:30
Александр Левинталь - об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

Александр Левинталь: Что бы ни случилось на территории – за все отвечает губернатор

Глава ЕАО - об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах области (ФОТО/ВИДЕО)

11 июля, EAOMedia. Как завершить грандиозные стройки, возродить былую славу горнорудной отрасли, стать примером в вопросах землеуправления и обратить на себя внимание всего мира с помощью послов доброй воли. Об этом и многом поговорили уроженец Еврейской автономной области, а ныне губернатор Александр Левинталь и журналист холдинга PrimaMedia Сергей Михайлин на встрече в Москве. Глава региона рассказал об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах области, а также открыл секрет, как отдыхают губернаторы и поддаются в шахматы. ИА ЕАОMedia приводит текст интервью полностью.

Мы находимся в московском представительстве ЕАО, в гостях у губернатора Александра Борисовича Левинталя. Александр Борисович, добрый день!

– Добрый день!

– Вы занимались научной деятельностью и имеете профессорскую степень, работали в правительстве Хабаровского края, в полпредстве. Накопили колоссальный опыт управления территориями. Мне кажется, что для вас нынешняя должность должна быть довольно-таки простой. Может быть, я ошибаюсь?

– С одной стороны, вы правы. Мой управленческий опыт начинался в должности замначальника отдела еще в Крайплане в советское время. Дошел до первого заместителя губернатора по экономическим вопросам. Я курировал экономические и социальные вопросы более широко, чем на экономической работе в чистом виде. Приходилось заниматься и вопросами здравоохранения, образования. Объездил все регионы Дальнего Востока, был знаком со всеми губернаторами. Была возможность увидеть, какие плюсы и минусы в стиле руководства, в механизмах управления. Это бесценный опыт, который нужно использовать.

Но откровенно скажу, что переход на работу в качестве губернатора – это новое направление, где всего полученного опыта может и не хватить. Плюс степень ответственности. Губернатор – это первое лицо. Что бы ни случилось на территории: форс-мажорные обстоятельства, климатические катаклизмы, политические нюансы – за все отвечает губернатор. И неважно, федеральная ли это компетенция или нет. Поэтому я продолжаю учиться. Смотрю, как действуют мои коллеги. Безусловно, расширяю свои познания.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

– Вы уже более двух лет в должности губернатора, какими выводами с нами поделитесь?

– Надо сразу отметить, что я регион знал не понаслышке, потому что, прежде всего, я родился там. И в правительстве, где я занимался проблемами Хабаровского края, по должности я курировал как раз и взаимодействие с ЕАО. Я регулярно туда приезжал, и мы общались с руководством области по вопросам экономического взаимодействия, сотрудничества в разных сферах.

После того как мне было предложено занять этот пост в качестве исполняющего обязанности, а потом меня избрали, конечно, начал погружаться вглубь проблем. Например, проблемы с бюджетом — есть такие подводные камни, которые просто не видны в официальных бумагах. Есть масса вопросов связанных со стагнацией крупнейших проектов, которые не реализовывались. Они должны были тянуть область вперед, но не запускались: не строился мост, не вводился ГОК, еще ряд проблем был. Вот над этим мы сейчас работаем.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

– Еврейская автономная область – это еще и приграничная территория. Как оцениваете экспортный потенциал ЕАО? Это же буквально 500 километров.

– 550 с лишним километров. Я такой показатель для себя как экономист выявил: количество километров границы на один квадратный километр территории. По этому показателю мы занимаем первое место. У нас граница полностью речная, это наша специфика. И первые паромные переправы возникли именно в ЕАО. Три переправы было. Летом это баржи, а зимой по льду. Потом нашли еще один способ: понтоны вмерзали, и можно было пускать тяжелый транспорт. И длительное время использовать, если конструкция понтона надежна. А с другой стороны, руководители Китая и России поставили задачу — к 2020 году удвоить товарооборот между странами, довести его до 200 млрд долларов. А как можно увеличить, если на расстоянии практически трех тысяч километров, начиная от Гродеково и кончая Маньчжурией, нет всесезонных переходов? Поэтому наш мост будет первым, знаковым мостом между Россией и Китаем.

Сейчас еще автомобильный мост начинает строиться в Благовещенске. Вот вы говорите об экспортном потенциале. Этот мост как раз строился, чтобы увеличить экспортный потенциал. Изначально он планировался под нужды Кимкано-Сутарского ГОКа, то есть на поставку железной руды. Но основной поток, три с лишним млн тонн из пяти первых, которые пойдут через мост – это будут как раз грузы ГОКа. Что еще из Биробиджана, из ЕАО мы будем поставлять? Это пиломатериалы, продукция лесопереработки.

Мы заготавливаем всего 200 тысяч кубометров леса, но этого мало. Сейчас есть идеи у китайской стороны — они хотят из Иркутской области привозить сосну, перерабатывать ее, изготовлять пиломатериалы, а потом из опилок делать пеллеты, и по мосту отправлять на экспорт в Китай.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

– То есть развитие потенциально новых предприятий?

– Не только транзит, но и переработка на территории. И это драйвер развития. Потому что рядом с мостом параллельно возникает еще транспортно-логистический центр.

– Такой огромный хаб.

– Да, это перегрузочный хаб. А с другой стороны, и перерабатывающий. Рядом с мостом у нас несколько проектов по ТОР. Надеюсь, в перспективе еще какие-то проекты будут.

– Я знаю, что есть еще одна ценность с советских времен и до сих пор – это знаменитый "Кульдур". Что с ним и его оздоровительной территорией сегодня? Ведь источники никуда не денутся. Они еще просуществуют очень много лет.

– Да, эти источники были обнаружены еще в начале 20 века. Кремниевые воды, температура – 72 градуса. Термальные источники вообще уникальны не только на Дальнем Востоке, но и в мире. Что-то похожее есть на Пиренейском полуострове, но там содержание элементов меньше, чем в нашей воде. У нас были построены небольшие курорты, здания в современном стиле. И вот эти курорты заняты сегодня на 90-100%. Туда попасть в пиковое время практически невозможно.

Собственниками "Кульдура" сегодня являются профсоюзы Хабаровского края на 70%, а 30% принадлежит ЕАО. Мы постоянно взаимодействуем с профсоюзной стороной. Сейчас готовим бизнес-план реконструкции. Думаем о том, что нужны, во-первых, современные корпуса, причем разного типа: эконом-класса, премиум, чтобы они стали более доступными для людей. Едут же не только с Дальнего Востока, а еще из Сибири, и даже из Калининграда. Есть предпосылки, что Китай заинтересуется этим курортом.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

С.М. Гости из Поднебесной любят лечебно-оздоровительные процедуры?

– У нас методики лечения хорошие, и сама вода уникальная. Такой воды у них нет, тем более, таких методик. Там нет промышленности, и воздух чистый. Поэтому нужна реконструкция самого курорта, необходимо добавить сервиса и развлечений. Можно небольшой горнолыжный курорт, там есть сопочки. Можно СПА организовать, диагностический медицинский центр. Мы видим на Алтае знаменитые курорты. Почему бы не повторить этот опыт здесь, учитывая уникальность воды? Тем более, этот курорт для дальневосточников с точки зрения логистики самый доступный — не надо самолетом куда-то лететь. А хабаровчанам на машине ехать несколько часов.

– Есть еще поезда.

– Сейчас мы будем вместе с железной дорогой делать реконструкцию железнодорожного вокзала в Известковом, куда поезд привозит отдыхающих. Она начинается уже в этом году. Будет новый современный вокзал. Более того, у нас идея есть включения данного проекта, когда он начнет развиваться, в ТОР. Имею в виду, что как раз "Кульдур" мы хотели бы включить в ТОР для привлечения инвесторов, чтобы они видели помимо региональных льгот еще и федеральные льготы, преимущества и преференции.

– Мы с вами подошли к одной из самых грандиозных тем – ТОР. Расскажите подробнее, какие это территории, и какие планы уже есть на ближайшее время?

– Когда мы начали в прошлом году этот проект, мы подобрали девять площадок на территории области для того, чтобы включить их в ТОР. После консультации с Министерством Дальнего Востока мы пока оставили четыре наиболее подготовленные территории – там, где уже есть бизнес-планы и подтвержденные инвестиции. При этом остальные площадки мы не забыли, просто будем их готовить. И по мере готовности и появления новых проектов мы сможем добавлять их в ТОРы.

У нас один проект расположен буквально в пяти минутах езды от Биробиджана, называется "БИРЗМ". Это завод по производству различных строительных конструкций и легко собираемых корпусов. Второй проект связан с графитом. Добыча будет в Октябрьском районе, а перегрузка – в Ленинском на железнодорожной станции. Там будет добыча и обогащение графита. Это очень хороший проект. Считаю, что в ближайшие два года мы начнем добычу, а дальше и глубокую переработку. И, наконец, два проекта, связанных с китайской стороной, около моста.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

– Себестоимость минимальная?

– Транспортировки — да. И следующий проект я бы отметил – это деревообработка. В этом году должна быть инфраструктура этих проектов. А к концу этого года — началу следующего уже сами объекты будут сооружаться. Еще один проект больше инфраструктурного плана – строительство выставочных площадей, гостиниц. Тоже китайская сторона финансирует. Мы контролируем, отслеживаем и взаимодействуем с инициаторами этих проектов. Надеюсь, что они все будут реализованы. А за счет них мы будем по мере возможностей наращивать ТОРы.

– Александр Борисович, самый спорный и в то же время самый грандиозный проект правительства – "Дальневосточный гектар". У нас здесь, в Москве, мнение политологов, экономистов, экспертов разделились на два лагеря, причем явно диаметрально противоположных. Хотелось бы услышать ваше мнение о проекте, о его надобности и перспективах, как человека, который реализует это на месте.

– Действительно, гектар – это один из таких прорывных проектов для закрепления уже существующего на Дальнем Востоке населения и привлечения населения из других регионов России. Даже если убрать саму эффективность проекта как такового, он породил массу положительных эффектов на территории. Каких? Первое – никто до сих пор физически землей не занимался. С точки зрения картографии, кадастрового учета, границ, скорости постановки на учет, снятия и так далее. Нет единой информации. Теперь мы вводим коррективы. Росреестр сейчас отрабатывает свою специальную программу, которая позволит четко определить координаты.

Получается двойной эффект — помимо того, что сам гектар реализуется, мы элементарно наводим порядок на земле. Даже с этой точки зрения стоило начать работать по гектару. Мы действительно на Дальнем Востоке получим некую эталонную систему ведения землеуправления на гигантской территории. Треть территории страны.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

– Развитие инфраструктуры тоже идет благодаря гектару, это важно.

– У нас в основном гектары брали, особенно на первом этапе, фермеры — вот хозяйство есть, а рядом еще участок можно взять. Там не возникает вопросов по инфраструктуре, потому что дорога уже есть. Но больше стало заявок, допустим, 30-40. Новые поселения могут возникать. А по закону, если более 20 заявок сгруппированно, то власти уже обязаны оказывать содействие в инфраструктуре. Поэтому сегодня поставлена задача – чтобы регионы посмотрели и отыскали возможность помощи этим групповым заявкам.

Еще ЕАО внесла предложение посмотреть заброшенные поселки. Там же и дороги были, и инфраструктура. Вдруг возникнет группа людей, которая готова их восстанавливать. Мы решили изучить и это направление, чтоб облегчить эту задачу. Есть свои плюсы и минусы. Тем не менее, заявки поступают, из них больше половины – из Хабаровского края. Они активно осваивают левое побережье. Там много дачных поселков, садово-огородных участков. Кто-то легализует свои участки, и это тоже хорошо. Они еще не являются собственниками, но и не платят налоги первые пять лет, это своеобразная налоговая амнистия. Хабаровск закрыт, как и Биробиджан, для раздачи гектаров. Крупные города закрыты. И закрыты близлежащие территории, чтобы регулировать инвестиционные процессы.

– Насколько я знаю, очень многие, кто живут за мостом, работают в Хабаровске. Это считается нормальным?

– Да, экологически чистый район. Поэтому возникают такие возможности у хабаровчан. И хорошо, пускай обустраиваются, строят дома. У нас в основном земли берут под фермерские дела, подсобные личные хозяйства, под пасеки. Больше сотни заявок под эти цели. Есть Московская, Ленинградская область, даже Краснодарский край.

– Тему национальную затронем. Сколько сегодня жителей еврейской национальности проживает в ЕАО?

– Вы знаете, по переписи 2010 года, меньше процента относительно численности, а численность сегодня составляет 166 тысяч. Меньше 1% от этих цифр. Но это официальные данные. Когда была перепись, и ты называл себя негром или инопланетянином, переписчики обязаны были это вписывать. У нас же, по разным оценкам, раза в 2,5 больше.

– То есть шутники были?

– Где-то шутники были, или кто-то не хочет заявлять о себе – по-разному. У нас есть способы оказания помощи лицам еврейской национальности, когда присылают помощь из-за рубежа или через религиозные фонды. И там надо предъявить реальные документы. На основании этих документов мы видим, что процент больше.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

– Какое у них отношение к исторической родине? В конце 90-х благодаря тем же религиозным конфессиям и фондам уехало немало людей. А что происходит сегодня? Какое отношение со стороны Израиля, протягивает ли руку помощи?

– Вы знаете, когда я в первый раз приехал в качестве исполняющего обязанности, одним из первых вопросов я начал выяснять, что у нас с Израилем. Вы правильно сказали, что даже диаспора израильская, которая существует в Израиле, биробиджанская диаспора, достаточно большая. Много людей уезжало. Да, обратный процесс был, но в гораздо меньших объемах. Мой водитель уезжал и вернулся – менталитет не понравился. Не прижился. Комфорта не чувствовал. Заработал какие-то деньги, но вернулся – не смог.

Мы уже встречались с послом, обсуждали этот вопрос, планируем провести визит делегации в ноябре. Я бы отметил, что важны не только культурные связи по линии образования, но и экономические. Мы как раз будем рассказывать о тех возможностях, которые есть со стороны ЕАО для захода на рынок Китая. Потому что говорить о рынке Дальнего Востока для израильтян – это не такие объемы и не те масштабы. А вот через ЕАО зайти в Китай — совсем другие возможности.

– Сегодня в Москве все из Израиля, начиная от зелени и фруктов. Все очень хорошего качества.

– И это нужно использовать. Не только для внутреннего рынка, поскольку он маленький, и это вряд ли привлечет израильский бизнес, а именно вовне. Китай – это одно из направлений. Гигантский рынок рядом. Плюс графит, инновационные технологии переработки. Вот мы сейчас подбираем такие проекты. Предварительно мы направим их израильской стороне, проведем семинар там, чтобы на него пришли заинтересованные люди. Тогда можно начинать работать над этим проектом с конкретными израильскими компаниями. И, безусловно, по образованию и культурной сфере есть идеи. Израиль готов работать в этих направлениях. Посол нас поддержал. Мы хотим начать тесное сотрудничество с Израилем, но не только с ним. Мы же знаем, что евреи везде.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

– То есть диаспоры по всему миру начинают подключаться?

– Конечно.

Еще есть одна идея, которую мы хотим реализовать — послы доброй воли. Найти выходцев из Биробиджана еврейской национальности, которые готовы были бы на общественных началах работать на интересы области. Пускай в Австралии, Америке, Австрии.

– Почетный посол, получается?

– Да, и через них доносить информацию до местных еврейских диаспор о том, что и как происходит. Получать отклики, в том числе в сфере бизнеса, туризма, культурных связей и так далее, чтобы привлечь больше внимания. Потому что за рубежом об области мало кто знает. Соответственно, надо менять имидж и бренд. В этом направлении мы как раз хотим работать.

— Я знаю, что репатрианты всегда отслеживают то, что происходит в регионе, который они в свое время покинули.

– Ностальгия. 8 марта мы постарались креативно поздравить наших женщин и сделали специальный ролик. Оказалось, что он вошел в ТОП-10 в стране. Этот ролик тут же засветился, из Израиля пошли отзывы. Каждый своему родственнику, знакомому начал показывать, так моментально пошла реакция. То есть сегодняшние СМИ — это коммуникации в онлайн режиме.

– При минимальных затратах.

– И это показывает, насколько важно уметь пользоваться этими каналами для распространения информации. Тут важна форма, потому что если бы это был сухой доклад, его бы никто в Израиле смотреть не стал. А вот креативный ролик все посмотрели.

– Продолжая тему Израиля, территория ЕАО привлекательна для туризма? На ваш взгляд, куда можете сегодня пригласить, что будет интересно? Какие особенности, помимо кошерного ресторана?

– У нас есть синагога. Она, конечно, не самая большая в России. В Хабаровске больше евреев и больше синагог. Но одно дело посмотреть синагогу, а другое дело, прийти в синагогу в ЕАО, где классический раввин, один из самых молодых в России, ему 26 лет всего. Он проводит прекрасные мероприятия и выставки. У нас уже есть ресторан еврейской кухни, но он не кошерный, рядом кошерный строится. В совокупности, если провести экскурсии по синагогам, выставкам, ресторанам кошерной еврейской кухни и так далее, это уже получается пласт истории, культуры еврейской. А если ты еще посмотришь еврейские танцы, которые у нас танцуют не только евреи, ведь их мало. Но этой культурой живут сегодня русские, белорусы, корейцы и многие другие.

– А знаменитый театр еврейский?

– Да, этот пласт культуры шире гораздо. Культура не только того населения, которое обладает еврейской национальностью. Есть специфика, менталитет, хотя далеко не все евреи. Например, юмор еврейский. Отношение к жизни. Этот культурный слой надо поддерживать. Мы видим потоки туристов, прежде всего, китайских, в том числе туризм через "Кульдур". Плюс у нас есть еврейская культура. Еще один важный объект — Волочаевская сопка. Сейчас мы проводим там реконструкцию.

– То есть панораму могут возродить?

– Думаю, что мы сделаем современный музей со всеми интерактивными вещами. Уже выделены деньги из федерального бюджета, а ведь 25 лет ничего там не делалось. Сейчас мы облагородили прилегающую территорию, лестницу починили, планировку сделали, но памятники мы сами не имеем право трогать. Поэтому сейчас по заказу федерального правительства уже готовится проект. Дальше будет реконструкция музея.

Получается, "Кульдур", волочаевские события, еврейская культура. И не только еврейская. Можно проводить в целом религиозный туризм. У нас есть небольшой, но очень красиво расписанный храм. Люди приезжали из Подмосковья, полгода над этим работали. Плюс у нас достраивается мечеть. То есть появилась возможность на небольшом пространстве познакомиться со всеми религиями.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

– Я думаю, это очень интересно.

– Да, очень. Еще мы хотим упор сделать на экологический туризм, связанный с нашей природой. У нас есть природные заказники. У нас выращивается много сои, немного остается на полях, а это кормовая база для фазанов. По дороге едешь – 5-7 фазанов сидят и смотрят на тебя. Эту специфику тоже можно использовать. Так что разные направления: исторический, религиозный туризм, промышленный туризм. Плюс аудитории разные. Еврейская тематика же интересна всем, не только евреям. Японцам, китайцам интересна. Россию-то они могут посмотреть в любом месте. А вот еврейскую культуру, вынесенную на отдельную территорию — только у нас.

– Может, попробовать и косметическое производство? Есть грязи Мертвого моря, а есть такой огромный потенциал у "Кульдура", почему бы и нет?

– Можно посмотреть. Добавить косметику и лечебный эффект к воде.

– А как же знаменитые шишки?

– С шишками у нас такое дело: сейчас китайцы предложили производство кедрового масла. Это очень интересный продукт, дорогостоящий. Причем с экспортом в такие страны, как США, Южная Корея, Япония. Также китайцы с удовольствием берут у нас мед. Еще одна интересная тема есть: они предложили проект выращивания женьшеня у нас на территории с тем, чтобы перерабатывать и поставлять в Китай и другие страны мира.

– Это дело двух лет реализации.

– Да, два-три года. Женьшень требует пять — цикл должен пройти. Но если сегодня начать, то это вполне возможно. Более того, мы сейчас проект рассматриваем о рыборазведении. Вот в Израиле есть технологии, где в закрытых водоемах выращивают большие объемы рыбы. Почему бы не стать поставщиком этой продукции в Китай?

– Сейчас во многих областях моден так называемый туристический бренд. На Сахалине это, может быть, горный воздух. А может ли брендом ЕАО стать шницель по-биробиджански?

– Мы думаем над тем, что могло бы стать брендом. Наши торговые сети уже выделяют: "Товар произведен в ЕАО". Если зайдете в сетевые магазины, там стоит наша продукция: сельхоз продукты, колбасные изделия. Очень хорошее качество, и люди покупают их с удовольствием. Подумаем, безусловно. А так, конечно, у нас есть много чего специфического.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

– Знаменитый мост на 5-тысячной купюре. У меня вопрос: а кому он все-таки принадлежит? Все говорят: "Хабаровск". В ЕАО говорят: "Биробиджан". Территориально-то получается ровно пополам.

– Я бы сказал, что он принадлежит Российской Федерации. Хотя в свое время там была часть и Хабаровского края.

– Два региона живут как большая семья, до моста и после него?

– Здесь достаточно тесная взаимосвязь, и мы будем продолжать ее развивать. Сейчас по здравоохранению новая тема, мы выявили недостатки в этой области. Хабаровский край подключен к этим проблемам, но не как филантроп. Это все, безусловно, оплачивается. Мы используем технологические возможности, кадровые возможности Хабаровского края для оказания помощи населению ЕАО. Это тоже важный момент. Наше взаимодействие как одно из направлений, которое помогает.

– Александр Борисович, скажите, пожалуйста, когда вы отдыхаете?

– Сложно сказать. Много времени я провожу в полетах. Часто вопросы решаются в Москве: согласования с Минфином, с Минздравом, с Минтрансом и другими ведомствами. И мероприятия проводятся разные. Один-два раза в месяц приходится в Москву летать. По территориям дальневосточным надо ездить.

Я вот с удовольствием смотрю международные матчи. Раньше сам в футбол играл, понимаю, как это. Когда-то в шахматы играл, в Биробиджане даже второй взрослый разряд получил. Объезжал дома по социальной защите, для престарелых. И вот один человек сказал, что хотел бы со мной сыграть. Сыграли.

– Кто победил?

– Почти ничья.

– Победила дружба?

– Встреча у меня состоялась в шахматном клубе. Против меня посадили девочку-второразрядницу. Вот такая кнопка! Я давно не играл, честно говоря, лет 15-20. Что-то вспомнилось, и начал даже выигрывать. Потом думаю: "Да что ж я делаю, девочка же?" У меня две пешки в преимуществе были. Предложил ей ничью. Она согласилась. Пожали друг другу руки. Есть таланты, которые надо поддерживать.

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

– Как семья воспринимает профессию? Постоянную занятость, отсутствие главы семьи.

– Нормально воспринимает. У меня дочка уже самостоятельная. Она в Хабаровске работает. Всегда есть возможность где-то встретиться. Изредка она приезжает ко мне. На Новый год мы на "Фому" ездили. Это горнолыжный курорт, рядом – буквально 5-7 минут от Биробиджана. И лыжи, и каток прекрасный, и кафе. Но это, к сожалению, редко бывает.

– Ваша дочь не пошла по вашим стопам? Отправилась в противоположную сторону?

– Она – более креативный человек. Работала одно время в правительстве, но все-таки решила развиваться в рамках частного бизнеса. У нее характер немного другой. Если я – математик, склонный к расчетам, то она – гуманитарий. Фотоделом увлекается.

– Скажите, есть ли рядом с вами люди, к совету которых вы прислушиваетесь? Кто они, откройте секрет.

– Я очень уважаю несколько человек, которые дали мне много с точки зрения становления как профессионала. Прежде всего, в науке это был Павел Александрович Минакер, с которым я продолжаю сотрудничать. До сих пор он — мой учитель. Если есть возможность, стараюсь всегда встретиться, услышать его точку зрения на какие-то процессы на Дальнем Востоке, в АТР и так далее. Я очень ценю его и то, что он мне дал. Это основа моей научной деятельности, он ведь Дальним Востоком занимался всю жизнь. Конечно, я благодарен губернатору Ишаеву, с которым я долгие годы работал. Это другая школа, управленческая. В моей жизни есть люди, которые заслуживают уважение. Я благодарен им за это.

– Спасибо вам большое за сегодняшний диалог. Желаю Вам удачи! Работа серьезная, большая. Надеюсь, что все получится, пока вы стоите у руля.

– И Вам спасибо, Сергей!

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО

Александр Левинталь — об экспортном потенциале, историко-культурном туризме и социально-экономических перспективах ЕАО. Фото: РИА PrimaMedia

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia