Политика. 01 августа, 07:00
Публицист: Вложи сумасшедший спонсор кучу денег в Биробиджан, это ничего не изменит. Фото: ИА ЕАОMedia
Я ТАК ДУМАЮ

Публицист: Вложи сумасшедший спонсор кучу денег в Биробиджан, это ничего не изменит

Профессор Павел Толстогузов – о двухлетии «мэрства» Евгения Коростелева и его позиции «я хозяйственник, а не политик»

1 августа, EAOMedia. Найдись какой-нибудь сумасшедший спонсор, который вложит в Биробиджан кучу денег, в итоге все равно ничего принципиального не произойдет. Такое мнение в рубрике ИА ЕАОMedia "Я так думаю" высказал профессор ПГУ им. Шолом-Алейхема, публицист Павел Толстогузов, рассуждая о двухлетии Евгения Коростелева на посту мэра областного центра. Даже если мэр не выбирается, а хитроумно назначается, он все равно не может полностью игнорировать мнение горожан, отметил Павел Толстогузов. При этом он добавил: самоустранение градоначальника от политики и его позиционирование себя как хозяйственника говорит лишь о том, что все останется по-прежнему. В этой связи публицист и ученый напомнил господину Коростелеву и об азах управленческой технологии: начало всякого менеджмента — определение политики.

Павел  Толстогузов
Павел Толстогузов

профессор ПГУ им. Шолом-Алейхема, публицист

Автор фото: из личного архива

Градоначальство

Оценить работу градоначальников в России непросто, потому что с них, в общем, взятки гладки. Ты ему про асфальт и затопление дорог, а он тебе про дефицит городского бюджета и высокую изношенность теплосетей. И что ты ему возразишь? А если и попробуешь, тебе быстро расскажут про неимоверную сложность городского хозяйства, в котором ты ровным счетом ничего не смыслишь. Ну еще могут доверительно поведать о коварстве управляющих компаний.

Городское хозяйство вещь такая, ее мало кто понимает. Андрей Геннадьевич Пархоменко, например, не на шутку, бывало, сердился на журналистов, когда они спрашивали про убитые дороги: мол, вы-то что в этом понимаете? И в самом деле — что? Потому что плохие дороги для него были проблемой мэра, а не горожан. А проблемы мэра это… короче, не вашего ума дело. (Евгений Коростелев, вроде, в таких пылких заявлениях не замечен, что уже неплохо.)

И все же. Ну не может сложность городского хозяйства быть чистой математикой! Даже если мэр не выбирается, а хитроумно назначается, как это происходит в современной России, он все равно не может полностью игнорировать мнение горожан. А то получается, что хозяйство само по себе, а жители города и их тревоги сами по себе. Биробиджан ведь не мегаполис, а совсем небольшой городок, здесь не должно быть управленческих задач заоблачного уровня.

При этом какая-то системность, конечно, необходима.

Вот с этим и проблема. Российский мэр, в сущности, — руководитель аварийной службы. Он постоянно пытается закрыть узкие места в своем хозяйстве и почти всегда чего-то не успевает. Значительная часть задач при нынешней традиции городского управления ему настолько не по плечу в финансовом и логистическом смысле, что он просто махнул на них рукой. Об урбанистике как о самостоятельной сфере знания он в лучшем случае что-то слышал. Не до нее ему совсем.

Кстати, об этом. Урбанистика — системные представления о развитии городской среды. В России, за редчайшими исключениями, не используется (см., например, об этом здесь). У нас не используют инструмент комплексной экспертизы городского хозяйства и, соответственно, никто не в состоянии написать реальную программу развития города. ("Бумажных" программ при этом множество, но речь не о них.) Если упростить всякие терминологические сложности, то задача урбанистики — сделать город удобным и интересным. Поскольку у нас почти повсеместно неудобно и почти не интересно, то ясно, где мы, а где урбанистика.

Скажут: а как же набережная, привокзальная площадь, площадь перед филармонией? Ну что же, что есть — то есть. Об эстетике этих мест можно спорить, а в целом нарядненько. Но урбанистика, проведенная в жизнь, это не пара-другая красочных заплат на дырявой рогоже наших городов, это именно что сплошная среда. Тот, кому приходилось бывать, скажем, в европейских городах, понимает, о чем речь.

А мы продолжаем реагировать на городские проблемы как лягушка в руках Луиджи Гальвани: если уж совсем припечет, то что-то починим, что-то закрасим, что-то подмажем. Я уверен — найдись сейчас какой-нибудь сумасшедший спонсор, который вложит в Биробиджан кучу денег, в итоге все равно ничего принципиального не произойдет. Наверно, кое-что приведут в порядок на эти деньги, но город останется прежним. Неудобным и почти неинтересным.

Потому что мы не видим, как это может быть иначе. Не видим и даже не хотим думать в эту сторону. Только возвращаясь из какого-нибудь близлежащего китайского города в первое время удивляемся, почему у китайцев получается с асфальтом, а у нас нет. И ведь на климат не спишешь. (Вот только не надо говорить о топком левобережье — на 2-м Биробиджане, как известно, та же история.) Скажут: у китайцев денег больше. Так у них и города значительно больше…

Наши мэры с тайной гордостью говорят: мы — хозяйственники. Для меня это означает только одно: все будет по-прежнему. Скажите спасибо, что в тепле и с водой. А молодежь будет уезжать. В том числе потому, что мэр у нас не политик, а молодежь и привлекательность для нее города это политика. А он хозяйственник. Он про воду и тепло, а не про будущее. Кто бы спорил насчет воды и тепла, но ведь город это не только место для выживания — это что-то еще. Ссылка на то, что нынешние мэры это "сити-менеджеры", т.е. просто наемные хозяйственники-управленцы, не проходит. Начало всякого менеджмента — определение политики. Это азбука управленческой технологии.

Просто у нас под политикой привыкли понимать безответственный треп. Может быть, поэтому мэры не хотят, чтобы им навязывали это амплуа? Бог их знает.

Правда, и с хозяйством совсем не все ладно. Да, при Коростелеве стали несколько внимательнее относиться к дорожному покрытию, это очевидно (правда, таксисты с этим не согласны, но это вечные скептики). Ямы стали заделывать быстрее. Снег стали убирать оперативнее. Допускаю, есть разное другое хорошее, что не видно с первого взгляда. Но дороги все равно аховые. А внутридворовые проезды? Просто срамота, перед гостями стыдно. Уж содрали бы остатки асфальта — и удобнее, и честнее бы получилось. (А ведь дворы — это душа города. Дворы, а не фасады. Хотя и фасады важны.) Новая дорогая обувь в Биробиджане не имеет ровно никакого смысла, если у тебя есть привычка иногда ходить на своих двоих.

 А развалившаяся брусчатка в центре? А повсеместные "наводнения" после каждого дождя средней силы? Дыры, колодцы и не закрытые канализационные люки, которые становятся причиной увечий и смертей? Водители общественного транспорта, которые водят так, будто участвуют в гоночном заезде, и регулярно калечат стариков и детей? Протекающие кровли остановок. В городе, столице области, нет спортивного и досугового центров. Пустыри и свалки на каждом шагу. Долгострои в самом центре. И т.д. Да, в нулевые и в начале десятых стали активно строить жилье, но это конъюнктурный интерес застройщиков, здесь особых управленческих талантов не нужно.

Дело, думаю, не в деньгах. Точнее, не в них в первую очередь. Дело в том, что мы допускаем, что так жить можно. Привыкли, принюхались.

(У Ильи Варламова есть сюжет — здесь и здесь — о российском Советске и литовском Каунасе, соседних городах со сравнимым бюджетом и населением. Это небо и земля. Почему? Потому что жители Советска разрешили себе жить так, как они живут. И местное градоначальство это вполне устраивает.)

Биробиджан относительно уютен только потому, что маленький, малоэтажный и сохраняет остатки еще советского озеленения. Ну и уникально расположен. Речка, сопки, заливы. С некоторым усилием в центре можно выбрать несколько мест для фотосессий. Телевышка с подсветкой на выходные. Все.

По-своему это удивительный город, но нужно слишком хорошее внутреннее зрение, чтобы ему удивиться. Зрение, которое способно игнорировать очевидность. Если же у тебя обычное зрение, то оно постоянно будет натыкаться на раздолбанную отмостку, переходящую в раздолбанный тротуар, переходящий в грунтовку и в грязь. Или в пыль и песок — в зависимости от погоды.

…Вот и остается в нашей памяти опись градоначальников, в которой каждый из них отметился какой-нибудь скромной хозяйственной заслугой: при Болотнове то было хорошо, при Винникове это, при Пархоменко еще что-то. Или наоборот — плохо. Иногда скандалы, связанные с градоначальниками, освежали местную новостную повестку. Их увлечения — то хоккеист, то байкер — становились поводом для обсуждений: как благодушных, так и пристрастных. А город? С ним в целом всё как всегда. Он для руководства не город, он — городское хозяйство. А хозяйствуем мы по привычке. А привычки у нас известно какие.

Я тут недавно написал о об одной бетонной несуразности, торчащей прямо посреди проезжей части на Парковой. Без всякой надежды, конечно, на принятие мер со стороны градоначальства. До того, как писать, поговорил с людьми, которые имели отношение к застройке микрорайона. Они, разумеется, понимали общую схему и частную логику.

Мне сказали так: "Там изначально все криво сделано. Никто переделывать не будет. Не будет по-другому. Ни-ко-му не надо. Жителям в том числе".

Вот и я о том же.

Сейчас несуразность на Парковой поросла высоченной полынью и превратилась на время в этакую летнюю корзинку. Декоративно так.

Лето лучше управляет нашими городами, чем мы.

Как ранее сообщало ИА ЕАОMedia, жесткой критике подверг мэра Биробиджана бывший депутат Законодательного Собрания ЕАО, экс-лидер регионального отделения ЛДПР Павел Малышев, оценивая итоги двухлетней деятельности Евгения Коростелева на посту градоначальника.

По словам бывшего парламентария, он изначально был против отмены всенародных выборов главы областного центра и "насаждения извне человека, у которого нет авторитета".

У Малышева к действующему мэру накопился ряд серьезных претензий. Причем, связаны они не только с работой по развитию города, но и образом господина Коростелева, периодически перевоплощающегося в байкера.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia